Загрузка данных...

Посол Коста-Рики – советский разведчик

24 января 2019 г. 12:33:51

Просмотров: 781

Посол Коста-Рики – советский разведчик

Переполох в Ватикане 

В один из ненастных зимних дней 1954 года в римском дипломатическом сообществе заговорили о таинственном исчезновении посла Коста-Рики в Италии, Ватикане и Югославии Теодоро Бонефиля Кастро. 

Он уехал в отпуск в Швейцарию, и после этого о нем ничего не было слышно. Какие только предположения по поводу этого не высказывались: Теодоро Кастро могли похитить некие мафиозные структуры Италии, он находится со своей семьей в Аргентине, Бразилии или Уругвае и делает состояние на выгодной торговле. Скорее всего, склонялся к мысли почетный костариканский консул в Милане барон Умберто Корви, Теодоро силовым путем вывезли в какую-нибудь страну соцлагеря для отмщения, ведь он считался ярым антисоветчиком. По крайней мере, советский посол в Италии Михаил Костылёв характеризовал его как «реакционера и открытого недруга СССР». А советский министр иностранных дел Андрей Вышинский в своей речи на VI сессии Генеральной Ассамблеи ООН в ноябре 1951 года и вовсе назвал Теодоро Кастро «цепным псом империализма». 

Все эти оценки и версии оказались весьма далеки от истины. На самом деле костариканский посол Теодоро Бонефиля Кастро – это советский разведчик-нелегал Иосиф Ромуальдович Григулевич. 

Досье № 78170  

Вряд ли в обозримом будущем будет полностью открыто многотомное архивное досье «Артур» за № 78170, хранящее данные о деятельности легендарного нелегала Макса (оперативный псевдоним И. Григулевича). Остались бесценные связи, приобретенные им в различных государствах, возможно, некоторые из них работают и сейчас, ведь Иосиф Григулевич, которого бывший начальник управления «С» (нелегальной разведки) ПГУ КГБ СССР генерал-майор Юрий Дроздов охарактеризовал как профессионала высшей пробы, завербовал около двухсот агентов по всему миру. 

На испанских баррикадах  

Начинал он с подпольной работы в буржуазной Литве и Западной Белоруссии. Затем судьба забросила Григулевича в Аргентину. А когда в Испании подняли мятеж франкисты, Иосиф Ромуальдович оказался в Барселоне, а потом в Мадриде, принимал участие в самых жарких боях под Гвадалахарой, Сигуэнсой, на Сорогосском направлении… Хваткий аргентинский милисиано по фамилии Окампо научился стрелять, бросать гранаты из окопов и мастерски водить машину. Ему доверили командовать интернациональной группой в оборонительной операции перед университетским городком Мадрида, и он с честью оправдал это доверие. Конечно, присутствовавшие в республиканской армии советники Красной армии и органов госбезопасности СССР не могли не обратить на него внимании. Так что ничего удивительного, что через некоторое время он оказался в учебном центре по повышению профессионального мастерства разведчиков-нелегалов под Москвой. Там ему дали оперативный псевдоним Макс. 

И мастерство, и вдохновение  

 

И.Р. Григулевич


Уже первые занятия по вербовке учебных объектов показали, что Макс обладает даром устанавливать контакты с самыми разными людьми. При этом его оружием являлись спокойствие, такт, остроумие и понимание тех жизненных ситуаций, в которых находится вербуемый. 

Как отмечает один из авторитетных исследователей разведывательной деятельности Григулевича Владимир Чиков, инструктора, обучавшие Макса криптографии и азбуке Морзе, поражались его феноменальной памяти, уникальной способности быстро и надолго запоминать большое количество информации и цифр. Вникая в мельчайшие особенности профессии разведчика-нелегала, он скрупулезно осваивал шифровальные коды, работу на «ключе», способы передачи материалов через тайники и другие премудрости спецслужб. 

Вот характеризующая его выдержка из документа архивного дела «Артур»: «…В процессе обучения проявил творческий подход и разумную инициативу. Сам он, как показали занятия, хорошо владеет испанским и французским языками, без затруднений может вести беседы на любые темы. И несмотря на это, старался еще больше совершенствовать и тот и другой язык…» 

Вывод: «По политической и специальной подготовке, а также по своим личным и деловым качествам Макс может быть командирован в качестве разведчиканелегала в любой район мира». 

Мексиканские этюды  

Изначальным регионом для самостоятельной разведывательной деятельности Центр предопределил Максу Латинскую Америку. Тревожным для советского руководства фактом был рост прогитлеровских настроений в Мексике, Аргентине, Бразилии и других странах. Москва спланировала для нелегала ведение разведки сразу в нескольких странах Южной Америки. В них ему предстояло создавать свои нелегальные подрезидентуры. 

…До места назначения – Мехико – Григулевич добирался кружным путем – через территорию США, затем ехал верхом на лошади по Мексиканскому нагорью. По приезде на место началась работа нелегала. Его информация о внутриполитическом и экономическом положении в регионе неизменно получала высокую оценку Москвы. 

В досье № 78170 сохранен один из его отчетов. Это – образец емкости мысли, аналитической глубины и профессиональной цепкости. 

«С усилением позиций Германии в мексиканской экономике и внешней торговле начала нагло действовать немецкая агентура. Берлин поставил перед собой задачу превратить всех немцев, проживающих в Мексике, в своих шпионов. По сообщению агента Люка, разведка Германии была раньше делом только военных и строилась в основном на использовании профессионалов, теперь шпионаж стал всеобщим делом фашистской партии, всеобщим тотальным делом всей германской нации. В этих целях немцы создают в Мехико и в других городах массу всяких кружков и союзов, с помощью которых они начали опутывать и подчинять мексиканцев своему влиянию… Сейчас немцы создали в Мексике в помощь профашистской шайке «золотых рубашек» Антикоммунистическую революционную партию, которая выдвинула на пост президента своего кандидата, военного авантюриста генерала Амаро». 

Это сообщение подписано Максом 22 мая 1940 г., а на следующий день Иосиф Григулевич получил от своего куратора Эйтингона указание приступить к выполнению операции «Утка». Дело в том, что в Мексике к тому времени оказался основной идеологический оплот антисоветского движения за рубежом Лев Троцкий. Когда его враждебные атаки достигли апогея, советские спецслужбы разработали варианты покушения на него. К реализации одного из них – «Утка» – подключили Макса. 

Возглавил вооруженный налет на резиденцию Троцкого сподвижник Григулевича знаменитый ныне мексиканский художник Давид Сикейрос. Покушение оказалось неудачным. Были установлены все его участники, но заранее предупрежденные о начавшихся арестах, они покинули Мексику. Прямых улик об участии в покушении Григулевича у следственных органов не было, и тем не менее Центр приказал ему перебраться на Кубу, а затем – в Аргентину. 

Представитель нью-йоркской резидентуры Константин Кукин, встретившийся тогда с Максом, подготовил докладную записку в Центр, в которой говорилось и о важной стороне его личной жизни: 

«…Несомненно, ценным приобретением для его нелегальной деятельности является его связная Луиза. Она завербована им для связи с Томом. Макс настолько увлекся ею, что в категоричной форме поставил перед Центром вопрос о необходимости заключения с ней брака. На мой взгляд, Макс сделал достойный выбор, и потому прошу положительно рассмотреть его просьбу о разрешении заключить брак с мексиканкой…» 

Чувства молодых людей были взаимными, о чем свидетельствует одно из сохранившихся к Иосифу писем Луизы (подлинное имя ее Лаура Агиляр Араухо), посланное уже на имя нелегала Хосе в мае 1941 года: 

«Здравствуй, милый мой и любимый Хосе! Вот и закончился еще один учебный год. Теперь я свободна от школьных занятий и у меня появилось время обдумать и взвесить все то, что связано с нашим будущим. Итак, дорогой мой Хосе, я согласна разделить свою судьбу с твоей и идти по жизни рука об руку. Согласна и впредь делать одно дело, которым ты занимался у нас в Мексике и занимаешься им сейчас в Аргентине… Жить без тебя я больше не смогу, и потому я еду к тебе, чтобы постоянно быть рядом с тобой и поддерживать тебя во всех делах. В Буэнос-Айресе я буду в начале июня». Трогательную и преданную любовь Лаура сохранила к мужу на всю жизнь. 

Диверсии на океанских трассах  

 

На четвертый день Великой Отечественной войны в Буэнос-Айрес была отправлена шифровка заместителя начальника разведки НКГБ СССР Павла Судоплатова, в которой говорилось: «…В связи с вероломным нападением фашистской Германии на Советский Союз разведывательную деятельность необходимо вести по следующим направлениям…» Перечислялись направления. 

Вклад Григулевича в выполнение этих задач бесценен. Для конкретизации его потребовались бы толстенные тома. Уже за первые полтора года им были созданы диверсионные группы в пяти морских портах Южной Америки: Монтевидео, Буэнос-Айресе, Ла-Плате, Токопильи и Уаско. Они потопили 36 океанских судов и транспортных барж с самыми разными грузами, предназначенными для фашистской Германии. Наряду с этим масштабным вкладом в борьбу с гитлеризмом Макс не ослаблял внимания к экономической и политической жизни стран Латинской Америки, способствовал их сближению с Советским Союзом. Лишь за первые два года войны от него получено 327 документов и политических обзоров. 68 % поступивших от него материалов докладывались в Наркомат иностранных дел и лично Молотову, а два – особой важности – Иосифу Сталину. В августе 1944 г. Центр счел целесообразным передислоцировать Макса в Уругвай, а вскоре – в Бразилию. Но затем последовало еще более сложное задание. 

На берегах Средиземноморья  

Особой профессиональной высотой в работе Григулевича стала его послевоенная деятельность в Италии и Ватикане. 

В разгар обустройства в Вечном городе он отправил в Центр шифровку о том, что итальянское правительство замышляет подлую провокацию против неугодных советских дипломатов и местной компартии с целью ее запрещения. Для этого в Риме и некоторых областях и провинциях планировалось открыть склады с оружием и под предлогом того, что часть его похищена итальянскими коммунистами для готовящегося вооруженного восстания под руководством аккредитованных в Италии сотрудников советских учреждений, подозреваемых советских дипломатов арестовать, а компартию запретить и загнать ее на долгие годы в подполье. Эту его информацию под грифом «Совершенно секретно» срочно направили И. В. Сталину и другим руководителям советского государства. 

Основной задачей Макса оставалось упрочение его положения в Италии. Организованная им с одобрения Центра экспортно-импортная компания «Теодоро и К» («Тико») быстро набирала обороты и в рекордно-короткие сроки – уже к концу 1950 года – превратилась в солидную торговую фирму, которая вскоре стала давать прибыль. За вклад в успешное развитие внешнеэкономических связей Италии с Коста-Рикой Теодоро Кастро был награжден орденом Святого Андрея и специальным дипломом итальянской торговой палаты. Но еще более важным событием, поднимавшим его авторитет в деловых кругах, стало назначение Теодоро делегатом от Коста-Рики на италоамериканскую конференцию экспертов по международной торговле в Падове. После нее Т. Кастро получил почетный итальянский титул «командоре» (профессор экономики). Эффективная подкрышная работа среди международных коммерческих кругов и подвернувшаяся услуга «соотечественнику» – бывшему президенту Коста-Рики Хосе Фигересу в составлении для него предвыборной политической программы, обернулась сенсационным результатом – Теодоро Бонефиля Кастро костариканские «земляки» ввели в состав внешнеполитического ведомства страны, повысив его до уровня посла Коста-Рики в Италии, Ватикане и Югославии. Для Макса открылся оперативный простор. 

Прием у Папы Римского  

С первых дней работы в Риме Макс завязывал знакомства с католиками самых разных уровней, тщательно изучал историю католицизма и сущность самой веры. Со временем Теодоро Кастро прослыл близким к Ватикану человеком. После его выступления на VI сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Париже Папа Римский счел необходимым пригласить его к себе на аудиенцию, ему были интересны мысли Кастро. Но ему было известно и об оказании Кастро личной материальной помощи разоренным наводнением итальянцам, о его весомом вкладе в установление дипломатических и взаимовыгодных торговых отношений Коста-Рики с Италией и Ватиканом. Поэтому Папа и распорядился приготовить документы для награждения костариканского дипломата орденом «Мальтийский крест» и возведения его в рыцарское достоинство. 

А в Москву шли важные информационные материалы. Послы, посланники, торгпреды стран Латинской Америки и некоторых европейских государств не могли не удивляться дипломатическим успехам Теодоро Кастро, особому отношению к нему понтифика и посла США, с которым он был на «ты». 

Были и такие, кто предполагал, что костариканский посол находится в услужении американцев и Ватикана. А Макс предупреждал: «Италия снова становится центром международного, образца Муссолини, фашизма, который не только имеет большую поддержку, но и укрепляет свои позиции по всей стране». Только перечисление краткого содержания переданной в Центр совершенно секретной информации, добытой Максом за последние 15 лет его работы разведчика, занимает в его делах 390 страниц. 

Деловые отношения сложились у него с президентом Италии Луиджи Эйнауди, премьер-министром Альчиде де Гаспери, Папой Пием XI, руководителями его «родной страны» и сотрудниками дипломатических представительств Франции, Испании, Югославии, США и многих латиноамериканских государств, что позволяло ему втемную регулярно добывать важнейшую политическую информацию. А кроме того, им были получены ценные сведения об установленных разведчиках и агентах американских, английских, итальянских и югославских спецслужб. Он же предоставил для советских резидентур наводки и характеризующие данные на лиц, которые могли представлять оперативный и вербовочный интерес для внешней разведки СССР. 

Операция «Стервятник»  

Резкое обострение советско-югославских отношений в 1948-1949 гг., вызванное попытками Белграда выработать свой амбициозный и далеко не всегда убедительный политический курс среди стран народной демократии, массовые репрессии Иосипа Броз Тито в борьбе за власть против собственных соратников и вместе с тем крайнее усугубление взаимоотношений между лидерами Югославии и СССР породили идею физически устранить закусившего удила президента ФНРЮ. 

Было разработано несколько вариантов ликвидации Тито. Исполнителем покушения в операции «Стервятник» должен был стать ценнейший к тому времени разведчик-нелегал Иосиф Григулевич. 

И слава богу, И. В. Сталин не дал согласия на предложенный вариант операции. Но накануне разведчик послал жене прощальное письмо. Вот его фрагменты: «Моя любимая женушка, моя дорогая Лаурита! 

Мне всегда очень хочется называть тебя настоящим именем, однако как мало имею я возможности делать это. И сейчас, когда пишу тебе, может быть, последнее письмо… Мне надлежит выполнить одно задание, которое, возможно, является одним из самых важных и последних в моей жизни. Признаюсь, мне не о чем сожалеть в моей жизни, кроме одного: сделано слишком мало. Все, что я сделал, делал сознательно, в силу своих убеждений. И когда жизнь ставила перед выбором – продолжать борьбу или отказаться, то я выбирал первое. Во имя высших идеалов я всегда отдавал предпочтение борьбе, борьбе с жестокостью, несправедливостью и подлостью. И когда я смотрю вперед, в будущее, то вижу перед собой новый, преображенный мир, за который мы с тобой боролись вместе; вижу общество, в котором господствует добро вместо зла и где вечно сияет солнце… 

Смерть – не проблема для тех, кто находится впереди, она – проблема для тех, кто отстает…» Лишь посвященные вправе по большому счету судить, насколько своевременным и целесообразным был «вывод» непревзойденного аса нелегальной разведки Макса с Апеннинского полуострова. Осуществлен он был благополучно. Но многие годы Иосифа Ромуальдовича Григулевича беспокоила мысль, почему его больше не используют на «невидимом фронте»?.. 

На родине он стал авторитетным ученым, членом-корреспондентом Академии наук СССР, автором более 30 книг. Его научная слава ушла далеко за пределы Советского Союза и России. Он был избран членом Национальной академии истории Венесуэлы, почетным членом Ассоциации писателей Колумбии, вицепрезидентом общества дружбы с Кубой, Мексикой. Но вот что говорил он о профессии разведчика: 

«…В XXI веке труд разведчика станет намного сложнее. И я бы сказал, даже опаснее. Поэтому при любых обстоятельствах сохраняйте твердость и страстность духа, холодный ум и большую любовь к своему Отечеству, веру в свои силы и верность нашему разведывательному делу. И помните всегда, что разведка – это борьба с тайным противником, которая должна войти в плоть и кровь каждого из вас и подчинить все ваши чувства высшей цели… 

Помните всегда, что вы ведете справедливую борьбу за честь и счастье великой Родины и ее великого народа. И хотя говорят, что один в поле не воин, не соглашайтесь с этим: разведчик «в поле», особенно нелегал, всегда настоящий воин, который много значит для нашей Родины и весьма ценен для нее». 

 

Вячеслав ЛАШКУЛ
подполковник, ученый  
секретарь Общества  
изучения истории  
отечественных  
спецслужб
Источник:  https://www.lipetsk.kp.ru



Понравилась статья? Поделись!

!!

Добавить комментарий к статье


Политинформация

Повесть о том, как поссорился Дональд Фредович с Джеральдом Иосифовичем

10 апреля 2019 г. 10:10:44 Просмотров: 45

Путин поручил ФСБ взять под особый контроль «серые схемы» контрабандных товаров через Кыргызстан и Казахстан

8 апреля 2019 г. 10:00:13 Просмотров: 208

Союзное государство будет таким, каким его видит Россия. Иначе его не будет

8 апреля 2019 г. 9:58:40 Просмотров: 63

Зеленский не пройдёт во власть ни при каких вариантах. Есть такое мнение.

5 апреля 2019 г. 13:24:38 Просмотров: 92

Зеленский, а ларчик просто открывался

5 апреля 2019 г. 13:22:19 Просмотров: 91

70 лет НАТО: пациент еще не мертв, но уже точно не жив

5 апреля 2019 г. 13:20:28 Просмотров: 49

Кого потянет за собой на дно Абызов? Список готов

29 марта 2019 г. 10:06:31 Просмотров: 69

Самоуничтожение государства Израиль

28 марта 2019 г. 9:33:52 Просмотров: 57

WSJ: НАТО умирает, и виноват в этом не Трамп

27 марта 2019 г. 12:24:04 Просмотров: 72

Лондон теряет, а кто-то находит

12 марта 2019 г. 21:57:10 Просмотров: 99

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
Яндекс.Метрика
feedback
Спасибо! Ваша заявка принята.