Загрузка данных...

Кулачные бои у соседей казаков

24 января 2018 г. 11:33:49

Просмотров: 508

Кулачные бои у соседей казаков

О традициях кулачного боя у казаков написано не мало, но я хотел бы привести статью которая описывает традицию кулачного боя, в не казачьем Подонье.
Речь пойдет о Воронеже и селах и слободах Воронежской губернии. Налицо общая традиция для казачьего и не казачьего населения Дона.
 

Кулачные бои на окраинах Воронежа устраиваются и в настоящее время, а раньше процветали здесь. Дрались "стена на стену" придаченцы с городскими или с жителями слободы Троицкой. Бои происходили на рождественских святках и на маслянице. Сходились кулачники той и другой стороны на льду реки, которая являлась нейтральной полосой. По рассказам придаченской старожилки Евдокии Мартыновны Поповой, в старину, когда на Придаче были суконные фабрики, придаченские суконщики, жившие в Суконной слободе, выходили на лед к слободе Троицкой. Из придаченских кулачников в то время громкую славу получил боец Степан Андреевич Попов.

Другой район кулачных боев в Воронеже был на границе с Чижевкой, около Митрофановского кладбища. Здесь мне приходилось наблюдать кулачные бои иногда даже и летом в праздничные дни. Дрались чижевцы с городскими. Начинали бой также подростки теми же характерными криками "давай, давай!", с заскакиванием вперед, пока, наконец, кого-нибудь из них не отхватит противный лагерь.

Между придаченцами и городскими береговыми жителями за последние годы бои не устраивались. В августе 1924-го года у Чернавского моста был бой между чижевцами и жителями городской береговой полосы, а зимой того же года состоялся кулачный бой на Придаче. Затем той же зимой был кулачный бой на рождественских святках в районе дальней Чижевки, примыкающей к шлюзу.

По Воронежской губернии кулачные бои устраиваются, главным образом, в селах с великорусским населением. Малороссы редко дерутся в кулачных боях.  Особенное распространение кулачные бои имеют в Воронежском уезде, причем в некоторых селах, как, например, в Красном Логу, Давыдовке, Усмани-Собакиной, Костенках, Хохле, Петровках и других бои устраиваются только зимой, на рождественских праздниках и на маслянице, в других же селениях, как, в Орлове, Никонове, Забугорском, Макарьеве - только на Пасху. В селе Давыдовке в 1925 году на масляницу состоялись громадные кулачные бои. Бились давыдовцы против пяти соседних сел. Противники выступали друг против друга со знаменами. Бои продолжались всю неделю. Победа осталась за Давыдовкой. Некоторые участники в этих боях с поломанными ребрами и другими тяжкими увечьями долго находились на излечении.

Большие бои устраиваются в Большой Верейке, Фомино-Негочевке, Воронежского уезда. Здесь бьются на масленице.

Окраины Большой Верейки отделены от центра села оврагами, которые разделяют эти окраины на несколько районов. Эти районы, носящие каждый свое название, бьются против центра села. Бои продолжаются всю масляницу, но самые серьезные бои начинаются с четверга. В боях принимают участие и дети, и глубокие старики, среди которых можно встретить таких, которые чуть не триста шестьдесят пять дней в году проводят уже на печи.

Заслышит дед с своей печи призывный гомон боя, и встрепенется в нем сердце старого кулачника; кряхтя сползет он с печи, выйдет потихоньку за ворота.

Хоть посмотреть, послушать, вспомнить старое. Смотрит, смотрит, а потом и сам, не помня как, очутится среди кулачников, ринется в бой. А через несколько минут с разбитым носом и с окровавленным лицом, но удовлетворенный, кряхтя еще сильнее, снова с трудом забирается на свою печь. В этом году дожил до боя, еще раз в жизни бился, еще раз и может быть последний.

Среди кулачников здесь есть несколько человек, в том числе один глухонемой, приобревших громкую славу бойцов.

Вообще выдающиеся кулачные бойцы пользуются здесь большим почетом и уважением; гороздо большим уважением, чем тот или иной лучший общественный деятель. Такой боец - герой, о нем говорят, ему низко кланяются при встрече, называют по имени и отчеству.

Когда начинаются кулачные бои, на них сосредоточивается внимание всего населения. Бросается общественное дело, бросается всякая работа по хозяйству дома. Член Правления Губкредит союза А.И.Быков рассказывал мне, что как-то на маслянице ему пришлось быть в Большой Верейке по служебной командировке. Назначено было собрание местного кредитного тов-ва для обсуждения некоторых срочных вопросов. Собралось порядочно народа, но перед самым открытием заседания все вдруг поднялись и стали выходить.

- Куда же вы, товарищи? - обратился к ним, ничего не понимая, А.И.Быков.

- Как куда? А у нас же сегодня кулачный бой, разве не знаете? Сейчас начинается - удивленно и обиженно заявили члены собрания, и все как один поспешно оставили зал заседания. Собрание, конечно, не состоялось.

В № 28-м за 1925 г. "Комсомольца" помещена заметка о кулачных боях, происходящих в селе Парижская Коммуна, жители которой в праздничные дни собираются и выходят к соседнему селу Никонову, откуда в свою очередь подходят противники и завязывается схватка, которая продолжается несколько часов, пока какая-нибудь сторона не потерпит поражения. Потерпевшие убегают, а противники преследуют их до самого села. В кулачных боях, отмечает газета, участвуют и комсомольцы.

Осенью 1924 года во время призывной кампании в селе Рогачевке, Воронежского уезда, состоялся кулачный бой между призывниками.

В Острогожском уезде кулачные бои происходят в Оськино, Яблочном, Строжевом, Плотаве. Здесь кулачные бои бывают и на рождественских святках и на Пасху. Между прочим, в Плотаве совсем еще недавно существовали бои "дубинники", т.е. палочные. В старину палочные бои имели довольно широкое распространение, но ввиду того, что эти бои были особенно жестоки и давали в результате всегда убийства, они постепенно прекратили свое существование.

Оськинские кулачники славятся. В 1924-м году оськинские призывники, явившись на призыв в одно из сел Воронежского уезда, устроили в этом селе кулачный бой и одержали победу над кулачниками нескольких сел Воронежского уезда.

В Нижнедевецком уезде кулачные бои бывают в Никольском, Турове.

Большие кулачные бои, собирающие огромную массу участников и зрителей, устраиваются ежегодно на рождественских праздниках в селе Колене, Новоперховского уезда, в селах Архангельском, Никольском того же уезда, в селе Тресорукове, бывш. Коротоякского уезда.

Интересны кулачные бои в Тресорукове, которое бьется с соседними селами Марьиным и Почепским. Здесь бои устраиваются по праздникам круглый год с 4-х часов дня до темного вечера. Весь луг между Тресоруковым и Марьиным и Почепским, на котором происходят бои, вытоптан совершенно кулачниками и превратился в сплошной ток. Бойцы строго следят, чтобы каждый участник боя был совершенно безоружным. Нарушившего эти правила, общими силами бьют до полусмерти. Бывали случаи, что удары того или иного бойца невольно начинали обращать на себя внимание других участников боя по своей тяжеловесности и последствиям. Когда кулачники замечали, что вокруг такого бойца от его ударов слишком уже много валится народа, на него бросались сразу несколько человек и обыскивали. Попавшись на месте преступления с зажатой в кулак гирькой или свинчаткой, виновный боец спешил бросить свое оружие подальше в снег, но это редко ему удавалось и большей частью тут же на месте производилась над ним расправа.

Крупные кулачные бои зимой 1924 - 25 г. на рождественских праздниках состоялись в Новой Меловой, Богучаровского уезда, и дали в результате несколько искалеченных людей и одно убийство.

У кулачников своя терминология, свой жаргон. "Дать в хлебово! - т.е. ударить с размаха кулаком сразу во все лицо, зацепив и губы. Обычно после этого удара все лицо заливается кровью, которая идет из носа и изо рта от выбитых зубов. Наиболее ловким ударом считается тот, после которого получивший его кулачник выплюнет вместе с кровью и несколько выбитых зубов.

"Подставить фонарь" - т.е. нанести кулаком сильный удар в область глаза, под которым от этого удара образуется синий кровоподтек.

"Свернуть салазки" - т.е. сильным ударом сбоку в нижнюю челюсть повредить ее.

"Заехать по мусалам" - т.е. нанести удар в лицо вообще сбоку.

"Дать под микитки" - т.е. нанести удар в живот под ребра, в направлении к сердцу. У получившего этот удар временно приостанавливается дыхание, он схватывается за живот и сильно согнувшись, выбывает из строя кулачников. Выражение "дать под микитки" старое, встречающееся теперь уже сравнительно редко.

В Журавке, Россошанского уезда, кулачные бои устраиваются на рождественских святках и на маслянице. Здесь бывают такие жестокие бои, после которых весь снег на месте боя делается красным от крови. Милиция делала попытки разгонять дерущихся, но это ни к чему не привело.

- Последнее удовольствие от нас отнимаете - протестовали сами кулачники.

Такие же сильные бои ежегодно устраиваются в Клепове, Гвазде и других селах Россошанского уезда, и попытки местной власти прекратить их и здесь не привели ни к чему.

Так было и раньше при старой власти. Все меры к прекращению в селах кулачных боев не давали никаких результатов, и в конце концов бои проходили без всяких помех не только в селах, но даже в городах. Я помню при старой власти как-то с одной окраинной улицы долго наблюдал кулачный бой, происходивший на льду реки Воронежа между Придачей и Воронежем. Недалеко от меня на углу стоял на посту городовой и спокойно любовался той же картиной. Я не удержался и обратился к нему с вопросом:

- А почему вы не сообщите в свою часть о том, что идет бой? Может быть приняли бы какие-нибудь меры. Ведь люди калечат друг друга.

- Это не в моем участке - спокойно изрек мне блюститель порядка и больше не стал смотреть на бой.

В старое время, как уже говорилось выше, церковь также пыталась вести борьбу с кулачными боями. Православное духовенство называло кулачные бои "богомерзкой забавой" и карало кулачников отлучением от церкви, проклятием и многими другими наказаниями, но и религиозная борьба с кулачными боями не имела успеха, и бои продолжали существовать по-прежнему.

Обычно Никольские кулачные бои  происходят на площади саженях в 100 от того дома, в котором помещалась мелиоративная квартира, но сегодня он начался за рекой, и когда мы вышли на площадь, бой шел в узкой улице, ведшей от моста к площади.

Навстречу нам с ревом, свистом и гиканьем, как лавина, двигалась сплошная масса людей, занявшая значительную часть улицы. Середина этой толпы словно кипела. Там были главные бойцы и там шел ожесточенный бой, за которым издали с площади наблюдало множество зрителей, главным образом женщин. Билось 2-е Никольское общество против соединенных сил 1-го и 3-го обществ и теснило их на площадь. Бились "стена на стену", и 1-му и 3-му обществам приходилось, как видно туго, так как они все время отступали и никак не могли остановить противника. Как узнал я уже после, 2-е общество в Никольском выходит победителем во всех боях. Не было ни одного года, когда было бы побито оно. Опасаясь быть смятыми, мы поспешно свернули влево к самым хатам. Кулачники скоро вышли на площадь и сделали перерыв.

Только что отчаянно дравшиеся, как заклятые враги, люди стояли теперь рядом друг с другом, мирно закуривали и оживленно беседовали о бое. Некоторые из них были с огромными синяками под глазами, с окровавленными лицами. С помощью снега они стирали, удаляли кровь с лица, прикладывали снег к разбитому носу, стараясь приостановить кровотечение. Некоторые в сторонке сидели или отлеживались от удара "под микитки". Иной был в таком виде, что если бы он так явился на призыв, ему, наверное дали бы прямо чистую отставку, а здесь он отлежится и через четверть часа снова будет драться как ни в чем не бывало.

Жалоб, злобы, стонов не слышно нигде. Настроение у всех совершенно мирное. В некоторых местах толпы слышен дружный смех. Смеются и победители, смеются окровавленными лицами и побежденные.

Заметив на противоположной стороне улицы довольно значительное возвышение, я перебрался на него и быстро установил на статив аппарат, приготовив его к съемке.

Участники собрания по мелиоративному товариществу уже распространили среди кулачников сведения, что приехал "сымальщик" из Воронежа и будет "на карточку сымать весь бой", и теперь кулачники с каким-то детским любопытством разглядывали и меня и аппарат. Некоторые из них, видя, что перерыв затягивается и я бездействую вследствии этого, решили оказать мне содействие.

- Ну, начинай чего же стали! Чего тут смотреть-то зря! Все равно не будут сымать, пока драться не станете.

Но кулачники стеснялись. Я решил взять их измором и дождаться, когда им надоест наблюдать и меня, и мой аппарат.

Наконец, когда прошло минут двадцать, кулачники не выдержали и в толпе, в которой теперь было, приблизительно, до 15000 человек, начали снова раздаваться характерные призывные крики и свист, подзадоривавшие бойцов к бою. Эти в начале одиночные крики крепли все сильнее и сильнее, к ним прибавлялись все новые и новые голоса. Где-то в самом центре толпы произошло движение, взметнулась кверху чья-то рука... Кто-то кого-то ударил.

Крики перешли в сплошной рев, смешанный со свистом. Эта дикая какофония била по нервам, вселяла в душу какую-то погромную тревогу и, очевидно, горячила бойцов и бой быстро разгорался. Издали центр толпы, где уже шел бой, производил впечатление каких-то танцующих людей. В то время, как вся остальная масса кулачников оставалась еще пока в относительном покое, там в центре то одна сторона, то другая напирали друг на друга, там заметно было большое движение; сходились и расходились люди, поднимались и опускались для удара кулаки. Этот танец центра постепенно расширялся во все стороны, вовлекая в бой все новых и новых бойцов, наконец, он захватил почти всю толпу.

Теперь уже беспрерывно болтались в воздухе руки. Сотни кулаков каждую секунду поднимались кверху, нанося удары, от которых стоял в воздухе своеобразный гул, не заглушавшийся даже криками и ревом дравшихся кулачников.

С правого фланга, на котором стоял я с аппаратом, шел особенно ожесточенный бой, как говорили "по дорогому". Здесь билось несколько самых лучших и сильных бойцов, которых предварительно свои кулачники подпоили самогоном. Высокие, здоровые, уже не молодые бородачи, у которых руки были как оглобли, кулаки по доброму горшку, они били по чем попало, стараясь свалить противника с одного удара, чтобы он лягушкой распластался на снегу, и от их ударов уже несколько человек выбыло из строя и окровавленные, с разбитыми лицами, выползали кое-как на четвереньках из толпы на простор. Тут на свободе они отлеживались прямо на снегу, приходили в себя и некоторые поднимались и снова бросались в бой.

Выбрав наиболее горячий момент боя, я спустил затвор и только что успел сделать это, как пришлось ретироваться самому. Второе общество опять сделало сильный нажим на своих противников и погнало их с боем в мою сторону. Я моментально очутился среди дерущихся. Схватив аппарат совсем со стативом, я спасся с ним в соседнее гумно и там уже на свободе сложил его и спрятал.

Второе общество, имея в своих рядах более опытных и сильных бойцов, продолжало бить своих противников, среди которых кто-то, потрясая рукой в воздухе, отчаянно кричал, пытаясь приостановить отступление своих бойцов и подбодрить их, но это не помогало.

Уже поздними сумерками закончился бой. Вечером в этот же день к нам на мелиоративную квартиру заходили по делу многие крестьяне, причастные к общественно-мелиоративным работам. Большинство из них имели синяки под глазами и кровоподтеки и повреждения вообще лица. Я с любопытством их рассматривал, беседовал с ними. Большинство были добродушно настроенные крестьяне, довольно смышленые, некоторые служили десятниками на мелиоративных работах или рабочими.

- Теперь здесь все клейменые - заметил мне гидротехник.

- Уже несколько боев прошло. Многие дома отлеживаются, выйти не могут.

Сами бойцы о своих членовредительствах рассказывали с шутками, восторгаясь только что закончившимся боем, который в этом году, по их словам, особенно удался. Каждый теперь на свободе рессказывал кого он ударил, кто его ударил и как ударил. Рассказывал страстно, с увлечением, как охотник о том или ином интересном случае на охоте, как спортсмен. И опять ни тени злобы, затаенной мести, в этих рассказах я не заметил. Наоборот, удачный удар считался подвигом как победителем, так и побежденным.

 

Бить можно куда попало и как попало - в лицо, в голову, в грудь, в бока, но если противник получил, наконец, такой удар, от которого свалился с ног, то его уже не бьют, потому что это, все-таки, спорт, а не драка и никто здесь ни на кого не должен иметь злобы или, как говорят сами кулачники, "сердца".

В кулачном бою бьют не по злобе, а любя кулачный бой, и если одному противнику удалось свалить на землю ударом другого, он как спортсмен-кулачник удовлетворен, он победитель, и ему уже совершенно нет цели бить противника еще и далее лежащего на земле. Это правило кулачного боя настолько популярно, что оно вошло уже в поговорку: "лежачего не бьют".

Вот еще хорошая статья на эту тему -   http://dikoepole.com/2010/03/11/kulach_boy_02/

Дано с сокращениями.

Известия Воронежского краеведческого общества, 1925 г., № 3, 5, 6.

Источник:  https://karabai96.livejournal.com




Понравилась статья? Поделись!

!!

Добавить комментарий к статье


Политинформация

Андрей Фурсов: Ангел смерти

18 июня 2018 г. 15:42:47 Просмотров: 234

Миф об израильском чуде: финансирование Израиля извне

14 июня 2018 г. 14:06:34 Просмотров: 190

Нафтогаз собирается отключить газ в 129 городах

14 июня 2018 г. 9:33:50 Просмотров: 135

Еда и коммуналка: на что больше всего тратятся украинцы

29 мая 2018 г. 17:58:57 Просмотров: 155

Пентагон: ВПК США не готов к работе в условиях войны

25 мая 2018 г. 16:47:29 Просмотров: 182

Существование афроамериканского субэтноса – как угроза существованию человеческой цивилизации

24 мая 2018 г. 15:47:26 Просмотров: 300

Слом: Вопрос существования НАТО вынесен на обсуждение

14 мая 2018 г. 13:53:14 Просмотров: 228

В Башкирии готовится десант ФСБ по примеру дагестанского?

11 мая 2018 г. 15:26:05 Просмотров: 302

Сергей Филатов: Узлы глобального переформатирования

9 мая 2018 г. 18:55:29 Просмотров: 250

"Рыжий бес" никак не угомонится - новый приватизационный раздербан смогли остановить только ФСБ и прокуратура

18 апреля 2018 г. 17:05:55 Просмотров: 1063

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
Яндекс.Метрика
feedback
Спасибо! Ваша заявка принята.